Улицы города Хельсинки будут очищены от личных автомобилей

Как Хельсинки расчищают от снега

Снежная буря пришла в столицу Финляндии – Хельсинки. Снегопад начался ночью и уже внес коррективы в движение общественного транспорта города. Многие финны жалуются, что трамваи и автобусы опаздывают. Кроме того, из-за плохих дорожных условий железнодорожная компания VR отменила 16 поездов дальнего следования и часть пригородных поездов.

Город Хельсинки информирует своих жителей, в том числе на русском языке, о правилах уборки снега. В финской столице уборкой улиц занимаются и город, и владельцы земельных участков. Город отвечает за расчистку проезжих частей улиц, а вывозом снега, расчисткой тротуаров и посыпкой песком занимаются владельцы участков. За территорией перед многоквартирными жилыми домами следят Taloyhtiö (аналог российского ТСЖ).

Снег расчищают по следующему принципу: в первую очередь снегоуборочная техника проходит по главным магистралям и улицам, по которым ходит общественный транспорт. Только после этого приходит очередь улиц в жилых микрорайонах. По правилам, небольшие улицы должны быть очищены от снега не позднее трех дней после окончания снегопада.

Снегоуборочная техника трудится с утра в Хельсинки.

С наледями на трамвайных путях справляются вручную.

Фото опубликовано ThisisFINLAND (@thisisfinlandofficial) Янв 12 2016 в 1:38 PST

В некоторых районах (в самом центре города, а также в Etu-Töölö, Pasila, Toukola, Kumpula и в Vanhakaupunki) только город следит за улицами и наледью во время снежных бурь. Въезды во дворы, если их можно убрать при помощи лопаты, расчищают сами горожане. Снег с участка или прохода к участку можно вывозить только на официальные пункты приема снега. Сваливать снег на улицу для вывоза городскими службами запрещено.

В Интернете есть карта маршрутов снегоуборочной техники.

Городские улицы во многих финских городах посыпают природным круглым гравием, но в Хельсинки применяют размельченный щебень размером 1/5,6 мм. Щебень улучшает торможение, и это более безопасно для пешеходов — на тротуарах становится менее скользко.

Столичные жители с трудом добирались до работы.

Городские власти за два дня до начала снегоуборочных работ предупреждают автовладельцев с помощью дорожных знаков. Если автолюбитель проигнорировал предупреждение, то его машину эвакуируют и расходы по эвакуации в размере 85 евро взимаются с владельца. Можно подключиться к услуге, предупреждающей через Интернет или текстовым сообщением о необходимости переставить машину на время уборки снега. Услуга получения СМС бесплатная (кроме подключения и отказа от услуги, которые стоят по 16 евроцентов). В зависимости от погодных условий расписание может меняться.

Если житель города не использует автомобиль зимой, то он может воспользоваться услугами городской «автомобильной гостиницы». Например, в Таттарисуо есть такая «гостиница», где можно при наличии разрешения на парковку возле дома держать зимой автомобиль бесплатно. Парковка огорожена и охраняется.

Некоторым автомобилистам придется раскапывать свои машины.

Пешеходные дорожки и тротуары также чистят строго по зонам A, B и C. Зона A – это самые используемые тротуары и дорожки вдоль основных магистралей; В – вдоль улиц, по которым ходит общественный транспорт; С – тротуары и дорожки вдоль остальных улиц. Служба по уборке улиц должны убрать зону А до 7.00, В – до 10.00, С – к 12.00.

Все велосипедные дорожки посыпают песком и гравием. При необходимости используют и соль, но это удорожает обслуживание. Велосипедные полосы на проезжей части улиц чистят так же, как саму улицу. Способ чистки велосипедных дорожек выбирается подрядчиком с учетом требований по качеству. Этой зимой (2015-2016) в Хельсинки будет опробовано два новых способа ухода за велосипедными дорожками. На отрезке Baana – западная часть Töölönlahti – Helsinginkatu будут тестировать новое средство против скользкости – Granlux.

На участке вдоль железнодорожных путей от улицы Helsinginkatu через Pasila и Käpylä в Oulunkylä будут чистить щетками и посыпать солью.

Снег на дорогах: как его побеждают в Финляндии

Южная Финляндия по своим климатическим условиям мало отличается от средней полосы России. Но борьба со снегом там идет гораздо успешнее, и дело здесь не в чудо-реагентах, а в грамотном и ответственном использовании той же самой соли

Снегопад в Хельсинки.

Зима в России всегда наступает неотвратимо и неожиданно. Улицы наполняет снежная каша, под которой образуется гололед. В результате в больницах – очереди с переломами, а в автомастерских – завал работы. Плюс всепроникающая грязь и испорченная реагентами обувь.

Тем временем у западных соседей, которых угораздило жить в схожем климате, вроде бы все как надо: и улицы чистят, и соль не сыплют, и ржа машины не ест, и вообще – полная благодать. Даже делая скидку на эффект туристического взгляда, надо признать – дороги Финляндии, чей климат очень схож со среднероссийским, выглядят гораздо лучше.

Тем не менее опыт работы и кое-какие особые приемы в борьбе со снегом все-таки есть. Они заметны, если внимательно понаблюдать за тем, как работают соответствующие службы Финляндии и о чем они пишут.

Выбор точки отсчета

Сравнивать Россию в целом с какой-либо другой страной очень сложно в силу ее разнообразия, скорее можно взять за точку отсчета среднюю полосу, с Москвой и Петербургом. Ее климат очень специфический, переменчивый, температура в течение зимы часто перескакивает с плюса на минус и обратно. Поэтому она не очень похожа на большинство европейских или азиатских столиц.

Уборка снега в Хельсинки ведется обычным способом. Считается, что для работы во дворах и на узких улицах небольшие погрузчики эффективнее

А вот в Южной Финляндии, где расположен Хельсинки, как и в Москве, зимы нестабильны и переменчивы. Тут может ударить мороз под минус 30° или в январе пойти дождь со снегом и последующим гололедом. И в этих столицах не одержать победы над коварным противником, если не научиться действовать на опережение, нанося точные и экономически эффективные контрудары. Здесь не стоит скупиться и действовать по остаточному принципу, потому что гололед и снежная каша стоят очень дорого.

Цена чистых дорог

Много раз и во многих городах мне приходилось слышать от чиновников о том, что чистить дороги очень дорого. Машины там стоят денег, соль, вода, песок. Бензин опять же или солярка для машин. Однако снег на дороге стоит гораздо дороже.

Еще в 20-е годы ХХ века, когда автомобиль стал королем дорог, возник вопрос роста расхода топлива в зимний период. В середине 80-х годов в СССР пытались перенять международный опыт в этой области и обнаружили, что, по финским данным, расход топлива зимой повышается на 20% при толщине свежевыпавшего снега чуть более пяти сантиметров. И даже после того, как его уплотнят колеса автомобилей, расход топлива будет на 5–10% выше нормы. И это в условиях высокого качества содержания дорог. В СССР считалось, что скользкие дороги увеличивают себестоимость перевозок на 25–30%.

Сегодня интернет богат отчетами водителей, которые пытаются рассчитать для себя пределы эффективности зимней езды . Например, если в сухую погоду по автотрассе многократно фиксируется расход топлива в пределах 5,9–6,3 л на 100 км, то зимой во время мокрого снегопада он увеличивается до 12,4 л на100 км, а это двукратный рост.

К сожалению, бывает и так: дорожный инцидент 2012 года на трассе Хельсинки – Лахти

Но есть еще одна статья расходов – это ДТП, количество которых увеличивается в шесть и более раз на гололеде по сравнению с сухим покрытием в летнее время. А это страховые выплаты, ремонты, потери рабочего времени, больничные. Не говоря уже о поломанных судьбах и унесенных жизнях, которые, как ни цинично звучит, также имеют экономическую ценность.

Таким образом, экономический ущерб от гололедицы и снежной каши на дорогах городов просто огромен. И десятилетиями муниципальные службы не только в СССР, но и по всему миру решали этот вопрос достаточно просто – рассыпали песок и соль после того, как снег уже выпадал; и начиналось превращение пушистых хлопьев в тяжелую массу.

Удачные примеры

Дороги Финляндии, от юга до крайнего ее севера (а это почти побережье Баренцева моря, более 1400 км по шоссе), освобождаются от льда очень быстро. Снегоуборочные машины появляются в нужном месте буквально в тот же момент, как начинается снегопад. Правда, иногда бывает и такое, что они вовремя не появляются, и тогда на дорогах происходит то же, что и в Москве. То есть секрет, или одна из его составных частей, в скорости появления техники на месте событий.

Дело тут в том, что финские дорожники покрыли практически всю страну сетью веб-камер , которые показывают дороги и передают информацию о температуре воздуха и дорожного пути. Смотрят на данные этих камер как водители, так и сами дорожники.

В Москве тоже много веб-камер. Но вот московские показывают видеокартинку , а финские – фото. Так практичнее, меньше нагрузка на сеть. Но главное, финские камеры смотрят на дорогу вблизи, их задача – дать рассмотреть состояние дороги, что проще сделать на фото.

Получая прогнозы Финского метеорологического института, дорожники имеют реальную картинку ситуации, они видят, где начинается снегопад, и имеют представление, как долго он продлится. И выезжают на место обработки дороги, так сказать, с профилактическими целями.

Читайте также:  Rolls-Royce показал обновлённый седан Phantom

Соль земли

Финны тоже применяют соль на дорогах. Однако они прекрасно понимают, что, несмотря на ее естественность и экологичность, излишки ее в почве, на дороге, в грунтовой воде на пользу никому не пойдут. Поэтому ищут способы добиться максимального эффекта при минимальном ее расходе.

Далеко не всегда есть смысл что-то сыпать. Если по прогнозу после снегопада температура повысится выше нуля, то гололеда вообще не будет. Если ударит мороз минус 20°, сыпать соль нет никакого смысла, так как при минус 21° замерзает любой соляной раствор, а при минус 10° смесь снега и соли тает уже совсем медленно. Если уж сыпать, то гранитную щебенку.

Сухая каменная соль при температуре ниже минус 5°, кстати, просто лежит по соседству с кристаллами льда, и никакого таяния не начинается очень долго. Нужна вода, чтобы образовался соляной раствор. На это обратили внимание еще более 30 лет назад швейцарские дорожники , которые обнаружили, что наибольшей эффективностью обладает соль, в которую добавили от 25 до 40 весовых процентов воды.

При этом замачивать надо смесь из 70% обычной соли и 30% хлористого калия (это популярное природное удобрение). Тогда норма россыпи в пересчете на сухую соль для предотвращения образования гололеда и ликвидации тонкого слоя льда составляет всего 6–8 г/кв. м, и даже в случае замерзания мокрого снега норма увеличивается лишь до 20 г/кв. м.

В 90-е годы финские специалисты добились того, что, учитывая прогноз температур, при профилактическом поливе так называемого «черного льда» на дорогах достаточно использовать рассол с расчетом всего 2–5 г/кв. м, а для ликвидации снежной каши – всего 10 г/кв. м.

Для сравнения: по данным открытых источников, в России трудно сказать точно, какой конкретный расход соли существует в каждом конкретном случае, но, согласно общедоступной информации, он может достигать и 100 г/кв. м. То есть соль сыплют, сыплют много, но эффективность этого процесса может быть крайне мала.

Экологические проблемы

Проблемы экологии – это не только уничтожение китов в Южном полушарии или нефтяные загрязнения на далеких берегах. Это и та вода, которую мы пьем, и то, чем поливаем свои грядки, и в конечном итоге чем мы дышим на улицах города.

Соль может влиять на взаимодействие человека с окружающей средой самым неожиданным образом. Например, в Японии обнаружили, что олени в префектуре Нагано слизывают с дороги кристаллы соли, которая разбрасывается для борьбы с гололедом. При этом концентрация оленей на автодороге в горных районах, которые выходят лакомиться солью, создает условия для столкновения с ними. То есть борьба с одной причиной аварийности может приводить к появлению другой. Правда, местные чиновники не разделяют опасений защитников животных. С их точки зрения, воздействие хлоридов на окружающую среду минимально.

Еще минимальнее.

Во многих случаях можно вообще обойтись без рассола, если все машины обуть в зимнюю резину, да еще и с шипами. Три зимних месяца я езжу по Финляндии на покрышках с глубиной протектора не менее 4 мм, звеня стальными коготками. Если я отправляюсь в поездку, то захожу на сайт дорожной службы и смотрю, какие условия меня ждут в пути. И в разных местах могу встретить разные меры для уменьшения опасности скольжения.

Где-то дорожники могут использовать формиат калия – это калиевая соль муравьиной кислоты. В частности, Финский институт окружающей среды (SYKE) рекомендует использовать это вещество для борьбы с гололедом там, где есть опасность попадания солей в грунтовые воды. Согласно научным исследованиям, которые проводились несколько лет, формиат быстро разлагается в земле, даже при низких температурах. Хотя есть мнения среди водителей, что все же обычная соль лучше растворяет лед.

Где-то в 300 км к северу от Хельсинки. Прошло всего несколько часов после снегопада

В других местах вообще можно обойтись рассыпанием песка или каменной крошки. Есть всевозможные вариации – например, разброс мокрого песка, чтобы его частицы примерзали ко льду. Однако если каменная крошка или песок помогают бороться с гололедом, то против снежной каши они бессильны. Мало того, в смеси с мокрым снегом они работают настоящим абразивом, который разрушает днища машин, крылья и боковые лакокрасочные покрытия.

И все же обычная соль пока не сходит со сцены. Несмотря на то что шипованая резина разрушает асфальтовое покрытие, а поваренная соль – не самое приятное для почв вещество, Управление автомобильных дорог Финляндии пришло к выводу, что в условиях их страны, их климата, постоянных скачков температур правильное использование шипованой резины и соли на дорогах является вполне оправданным .

Отапливаемые улицы и многоразовая гранитная крошка: как справляются со снегом и льдом в Хельсинки

Этой зимой в Петербурге развернулась настоящая драма: город завалило снегом и покрыло льдом, горожане массово получают травмы, двое погибли. Однако в самом похожем по климатическим условиям на Петербург европейском городе Хельсинки этого не происходит. «Собака.ru» решила выяснить, как выживают зимой в столице Финляндии.

Уборка снега

В Хельсинки ответственность за уборку снега поделена между городскими властями и частными компаниями. Техническое обслуживание улиц в городе организует Департамент общественных работ: убираются основные и часто используемые общественным транспортом улицы, а также небольшая часть жилых, которым иногда приходится ждать снегоочистители дольше обычного, но это, как правило, занимает не более трех дней после снегопада. В основном все работы производят ночью, чтобы грузовики не блокировали движение транспорта. План обслуживания отправляется в виде текстовых сообщений на мобильные телефоны – эта услуга предоставляется жителям бесплатно. На улицах также устанавливают таблички, предупреждающие, что водителям необходимо переместить свой автомобиль на другую сторону улицы для лучшей чистки тротуара. В случае, если объявление не подействовало, мешающий автомобиль может быть эвакуирован, за что водителю придется заплатить 85 евро. Если владелец физически не может переместить машину, которая была припаркована на улице до того, как был объявлен запрос на переезд, то плата не взимается.

Чисткой тротуара от снега в жилых районах занимаются частные компании со строгой системой обслуживания. У них есть ограничения по площади уборки, поэтому каждый квадратный метр оплачивается отдельно. Кроме того, если вы вовремя не внесли абонентскую плату, как за интернет, то вас и ваш дом оставят утопать в снегу. Зато компания дает гарантию качественной и профессиональной уборки: если горожанин упал и получил травму на территории, которая должна была быть очищена, то обслуживающая компания выплатит ему компенсацию. Саму же компанию ждут неприятности в виде суда и возможного лишения лицензии.

Теплые тротуары и гранитная крошка

Тротуар с электрическим отоплением впервые появился в Хельсинки в 1998 году. Как рассказали «Собака.ru» сотрудники института Финляндии в Санкт-Петербурге, сегодня к теплым улицам относятся Aleksanterinkatu, Keskuskatu и Pohjoisesplanadi. Там нет льда даже в самые холодные дни года: снег падает на тротуар, превращается в воду и стекает в городскую канализацию. Под плиткой проложены обогревающие трубы, отопление которых контролирует компьютер в зависимости от температуры воздуха на улице. На территории 750 квадратных метров тротуара система позволяет растопить 3 см свежевыпавшего снега за час.

Тротуары в Хельсинки посыпают гранитной крошкой. За долгую холодную зиму на улицах из нее образуется толстый слой гранита, камешки которого часто застревают в подошве обуви горожан. Когда становится ясно, что снегопадов больше не будет, службы ЖКХ начинают чистить тротуары специальной ручной техникой, похожей на газонокосилки. С ее помощью работники тщательно собирают мелкий гранит в одну горку, после чего приезжает машина, которая смачивает его водой. Это нужно для того, чтобы собрать крошку без пыли. После ее увозят, отмывают от грязи и хранят до следующей зимы для повторного использования. В Хельсинки измельченный гранит обильно используют на дорогах с уплотненной снежной коркой, он способствует более качественному сцеплению колес с дорогой, чем речной песок. Также им посыпают сложные участки дороги, например, перекрестки, въезды на мосты и тротуары, на которых образовывается лед.

Снежный хаос в Петербурге и Хельсинки. Ворчать нельзя смириться

Хельсинки 17 января первым принял на себя удар снежной стихии, потом настала очередь Петербурга. Однако пока жители Северной столицы на чём свет стоит ругают коммунальщиков и постят непотребного вида улицы, финны любуются зимними пейзажами, едут на работу на лыжах и не ропщут. Почему так, разбиралась «Фонтанка».

Veikko Somerpuro, City of Helsinki

В ночь на 17 января в Хельсинки намело не меньше 10 см снега, но это никого не удивило и не возмутило.

В соцсетях недовольных уборкой финнов мы не нашли. Жители Суоми выкладывают фотографии заснеженных улиц и сугробов, которые покрыли автомобили и велосипеды, придумывают снежной буре разные названия и… шутят.

«…в 7:30 дорога и пешеходные дорожки были свободны. Это отличная новость, хотя на самом деле это совсем не новость», – констатирует пользователь Twitter Пяйви Лааксо-Куйвалайнен.

10cm of #snow fell during the night in #Helsinki – at 7.30am the roads and walkways were clear, metro and trains operate as planned. Media made this into big news even though snow in January in Finland is really not news at all ?? #valkoinenkurittaja #mukakaaos pic.twitter.com/1XYyvaPWl9

Сотрудники сервиса аренды автомобилей делятся тем, как раскапывали авто из снега. Так приходилось делать и тем, кто хотел воспользоваться услугой. «Снежное инферно, снежная буря и что там ещё! Наша команда спасала сегодня машины от снега, как и наши замечательные пользователи — спасибо».

#lumiinferno #lumikaaos #valkoinenkurittaja ja mit? n?it? nyt on! Tiimimme on aamusta asti pelastanut autoja lumesta, niin my?s ihanat k?ytt?j?mme – kiitos! ?? pic.twitter.com/Lq3JBbl69l

Да что там машины. Жителей Хельсинки, которые, как известно, круглый год ездят на велосипеде, огорчила невозможность использовать байк: «Никакого велосипеда сегодня, потому что ночью к нам пришёл «Белый каратель».

No #bicycling today as the “White Punisher” hit us overnight. Instead I got my 15 minutes of brisk morning exercise by shoveling my way to and around the car + brushing the snow off it. #valkoinenkurittaja pic.twitter.com/e8xddMDUZg

«Редко когда увидишь в Хельсинки человека, который съезжает по ступенькам на лыжах», – замечает Сини Корпинен.

Harvemmin n?kee Helsingiss? ihmisen hiiht?v?n jalkak?yt?v?? pitkin. #helsinki #lumiinferno

«Мимо меня проехал молодой человек на сноуборде. Я бы сказала, эффективный выбор», – отвечает ей Элина Хёлття. Как оказалось, нашлись люди, которые предпочли лыжи общественному транспорту. Так, газета Helsingin Sanomat написала о жительнице города-спутника Эспоо, которая отправилась так на работу в центр Хельсинки. Кое-где всё же пришлось пересесть на метро, а местами мешали уже посыпанные песком тротуары.

Читайте также:  Китайский новый Lifan X60 2020 уже попал в кадр и скоро появиться в России

Кстати, ступеньки Кафедрального собора к полудню тоже были очищены

Eilen oli kirkas p?iv? isolla kirkolla ja t?n??n ripsii lunta mukavasti. Kyll? voittaa t?h?nastisen synkkyysharmauden. #lumiinferno pic.twitter.com/YMfNeq0BiB

Пользователь Кари Хаакана отнёсся к снегопаду с юмором: «На связи Хельсинки! Отправьте: одеяла, рюкзаки, колу, ром и ездовых собак. В подвале Дворца правительства и Ситуационного центра [железнодорожной компании] VR еще есть выжившие. Ближайший аэропорт приземления, по-видимому, Ивало [Лапландия]».

Шведы называют это «Снежная пушка», немцы называют это «Монстр с Востока», голландцы называют это «Сибирский медведь», финны называют это «Четверг».

У петербуржцев столько веселья ситуация не вызывает.

«Нормально для русской зимы. А уборка, увы, стала совсем странной», – комментирует фото заметённого центра Петербурга пользователь “Инстаграма” @neagnese.

Публикация от Наталья В (@neagnese)

17 Янв 2020 в 5:34 PST

«Где уборка снега? Второй час на маршрутке еду до вокзала, проехал три района (маршрутка 271-к), спецтранса на улицах нет!» – негодует @glebzya.

17 Янв 2020 в 3:33 PST

«В общем, Петербург ждёт весны. Приедет весна – вывезет снег. И сосули прихватит. А пока гражданам предлагают самостоятельно взяться за уборку. Лопат-то хватает», – иронизирует @davay_lechitsya.

Публикация от Аптечная мафия (@davay_lechitsya)

16 Янв 2020 в 9:04 PST

Однако не для всех предложение взяться за лопаты — это повод поворчать. Нашлись те, кто предложил устроить флешмоб #всеговорятяделаю, однако пока массового внимания он не привлёк.

Почему же финны так спокойно реагируют на снегопад?

«Так у нас это штатная ситуация. Нештатно – это когда сильный ветер, обледенение, метель мокрая. Тогда рекомендуют не вылезать из дома», – объясняет переводчик Полина Копылова, которая уже более 15 лет живёт в финской столице. По её наблюдениям, в центре дороги и тротуары чистят быстро, в районах с многоквартирными домами убирают 2 – 3 раза день, хотя в частном секторе на узких улочках технику можно ждать до вечера. Ездить по 10-сантиметровому слою, конечно, не удобно, признаётся жительница Хельсинки. «Единственное, на что может сильно повлиять снегопад, – это железная дорога. Начинают опаздывать поезда, и вот по этому поводу люди ругаются. Так что сейчас стараются заранее предупреждать об изменениях в расписании, и само расписание на день снегопада формируют так, чтобы успевать чистить пути».

Готовиться к приходу стихии финны начали ещё накануне. Finnair предусмотрительно отменил более 40 рейсов, из графика вычеркнули несколько электричек. Город разослал релизы, что снегоуборочная техника к снегопаду готова. Местных жителей так напугали, что они были готовы к худшему, но «Белый каратель» не оправдал ожиданий.

Конечно, сравнивать 600-тысячный Хельсинки с Петербургом, население которого такое же, как во всей Финляндии, сложно, но даже соотнося масштабы, можно заметить, что справляется финский город, в общем-то, малыми силами. Как рассказал «Фонтанке» представитель отдела окружающей среды администрации Хельсинки Кото Рой, ежегодный бюджет города на уборку снега составляет около 23 миллионов евро (1,8 млрд). Площадь обслуживания зимой – около 2100 га улиц, а также около 100 га зимних трасс в парках.

Всего в городе есть несколько сотен единиц снегоуборочной техники, в общей сложности около 300 транспортных средств, однако лишь две трети из них принадлежит городу, поскольку при необходимости нанимают подрядчиков и субподрядчиков. У Хельсинки также есть 50 грузовиков, которые задействуют в снегоуборочных работах, но если они не справляются, на помощь вновь приходят подрядные компании.

То есть на одну единицу техники в финской столице приходится 6 га, что сравнимо, например, с российским Екатеринбургом. В Петербурге же, как ранее подсчитала «Фонтанка», техники больше — 3,9 га на одну машину.

Уборкой снега вручную в Хельсинки занимаются около 100 работников (В Петербрге дороги убирают около тысячи “ручников”, еще от 7 до 8 тысяч дворников привлекают жилищники для уборки внутриквартальных территорий). В основном они чистят ступеньки и автобусные остановки. При обильных осадках к уборке снега могут привлекаться, например, те сотрудники, которые опорожняют мусорные баки, уточнил Кото.

Обязанности по освобождению улиц из снежного плена город делит с владельцами зданий и земельных участков. Город отвечает за расчистку проезжей части, а также тротуаров в отдалённых районах. А вот за уборку снега с тротуаров и посыпку их песком в центральной части столицы, как правило, ответственность несут владельцы зданий. Бездействующих штрафуют. Они же обязаны убирать кучи снега с обочин, собранные при расчистке проезжей части. Такая система действует только в столице, в остальной Финляндии за всю уборку отвечают муниципалиты. За территорией перед многоквартирными жилыми домами следят Taloyhti? (аналог российского ТСЖ), если двор маленький, то снег может убирать и сам управдом.

Снег в Хельсинки расчищают по следующему принципу: в первую очередь снегоуборочная техника проходит по главным магистралям и улицам, по которым ходит общественный транспорт. Только после этого приходит очередь улиц в жилых микрорайонах. По правилам, небольшие улицы должны быть очищены от снега не позднее трех дней после окончания снегопада.

Карта маршрутов снегоуборочной техники есть в Интернете. Если ситуация не экстренная, то за два дня до уборки выставляют дорожные знаки. Проигнорировавших предупреждение эвакуируют, и расходы по эвакуации взимаются с владельца. Можно подключиться к услуге, предупреждающей о необходимости переставить машину на время уборки снега. В зависимости от погодных условий расписание может меняться.

Opel Insignia Hatchback 2.0 CDTI Charged › Бортжурнал › Finnish: Поездка в Хельсинки

Здравствуйте вам. Наконец, собравшись с мыслями, я добрался до клавиатуры черкануть пару строк о путешествии, приключившемся уж почти месяц назад. Нечто, похожее на тизер, я выкладывал в альбом, а теперь будет и немного более многословный рассказ об этом.

В конце осени родная компания решила командировать меня в город Хельсинки на небольшое мероприятие профессиональной тематики. Недолго думая, я, разумеется, согласился. С выбором транспорта всё тоже было довольно очевидно, иначе быть бы в блоге этому посту! Меня пугали, что «никто в трезвом уме не поехал бы в Хельсинки в ноябре», но Life is Too Short…, а дальше вы и сами знаете.

Машину к поездке я никак не готовил. Ну, разве что поменял загудевшую правую заднюю ступицу, но это сделал бы и так. В воскресенье 19 ноября, в 5:10 утра по Москве был дан старт. Надеясь (небеспочвенно) на малую загруженность трассы, я рассчитывал добраться до Питера к часу дня, пообедать у родственников и двигать дальше с тем, чтобы к восьми вечера финишировать. Так оно и вышло, если учесть часовую разницу между Хельсинки и Москвой. Но это потому, что обед немного затянулся.

По пути туда было две заправки. Я выехал на последнем делении, в Клину загорелась лампочка, и было залито 50 литров. Их хватило до первого Лукойла на E18, уже за Питером. Там залил полный бак.

После Питера Яндекс-карты были заменены на Google. Яндекс сказал, что до Хельсинки дороги нет. Ну-ну.
На E18, к слову, обнаружилась интересная практика: дорога двухполосная с широкими обочинами, и, чтобы можно было безопасно обгонять, люди едут правыми колёсами по обочине. Удивило, что ровно также поступали и финны. Стемнело. Пошёл мелкий дождик.

У границы, в Торфяновке, я был в полвосьмого. На прохождение ушло минут 45, но это потому, что я какое-то время постоял в очереди с финнами, затем кто-то заметил мои номера и сообщил, что для нас отдельная очередь на выезд. Ну как очередь — не было там никого, да и заметных табличек тоже. В Финляндии с этим порядок, хотя вечером всё равно всех гнали через коридор для EU Citizens. Ещё одно отличие на паспортном контроле: у нас ты стоишь на ветру (хотя и под навесом), подаёшь документы в узкое окошко и нужны локаторы, чтобы с первой попытки услышать, что от тебя хотят. На другой стороне ты заходишь в тёплое здание, внутри которого всё, как на контроле в аэропорту. Затем осмотр машины. Финны (таможня по-фински смешная — Tulli) облазили всё: бардачок, карманы в дверях, даже заглянули под пол багажника. Разве что маленький бардачок слева от руля остался незамеченным, всё можно прятать туда ! У меня ничего нелегального не нашли — и вот Опель впервые за рубежом.

До трассы на Хельсинки дорога идёт вне населённых пунктов, и ограничение 80, которое, похоже, мало кто соблюдает. Но я включил педанта, поставил круиз и спокойно катил себе до трассы. Там уже можно было разгоняться до 100. И — чёрт возьми! — я даже не знаю, как описать это чувство. Расслабленное удовлетворение, наверное. Потому что ты едешь и едешь себе в правом ряду свои сто. Горячие финны догоняют тебя, перестраиваются левее, обгоняют на 105-108, перестраиваются обратно и вы едете дальше. Догоняешь фуру/трактор/тихохода — делаешь то же самое — и всё. Дождь идёт, дорога мокрая, но стёкла чистые без омывайки, фары светят… непривычно-то как!

Читайте также:  Ferrari представил гибридное открытое купе LaFerrari Spider

Останавливаюсь размяться на… хм… стоянке (обозначена знаком P) — от трассы съезд вправо в лес. Тишина, навесы с лавочками, ландшафтный дизайн «привет, Зарядье!», через рощицу отдыхают фуры. Красота.

Остаётся совсем немного, въезжаем в Хельсинки, пару раз сворачиваем не туда, но в итоге в половину девятого по местному финишируем на парковке Forenom Helsinki Herttoniemi. Итак, что у нас на приборах?

Разгружаюсь в отеле, нахожу на картах ближайшую открытую забегаловку (воскресенье, поздний вечер, все давно дома!) и иду жрать.

На этом с общепитом было решено завязать. Рядом, по счастью, обнаружился круглосуточный супермаркет с салат-баром, а в гостинице — общая кухня, так что питание в итоге вышло в приемлемую сумму.

Парковка у отеля оказалась довольно удобной — бесплатной и под крышей. Очень хорошо, учитывая, что с неба всё время что-то капало или сыпало. Персонал в самом отеле встречается крайне редко: ресепшена, как такового, нет; код от двери просто присылают в SMS перед заселением.

На следующий день я съездил на шопинг в аутлеты Вантаа, загрузил себе полбагажника всего, вернулся и на метро отправился в центр. Метро удивило двумя вещами. Первая — нет турникетов, как таковых. Есть билетные автоматы (где я и купил себе двухдневную карточку за 13.50€) и столбики, куда прикладывается транспортная карта, а затем на экране выбирается зона поездки и тариф. Столбики эти я заметил уже на следующий день, но моей карте они всегда зажигали зелёный огонёк. Может быть, стоило попробовать потыкать ещё? 🙂 Вторая штука — шум. Он очень слабый, даже по сравнению с нашими новыми метропоездами. Ближайший аналог, наверное, «Ласточка». А ещё вагон метро, кажется, несколько шире.

Что рассказать про сам город? Я не так много успел увидеть, на самом деле. Выполнил программу — побывал у памятника Александру II, прошёлся по Эспланаде и Бульвару. Облазил почти все торговые центры. Бросил в море монетку.

Просто прогулялся по дворам в Herttoniemi — районе, где я жил. Хорошо: дома невысоки и между ними не гуляет ветер. Машины чаще паркуются вдоль улицы, но встречаются и площадки внутри двора. А ещё здорово, когда ты можешь выйти во двор и там есть всё, чтобы пожарить мясо и посидеть с друзьями. Жаль, но времени было в обрез, и я так и не увидел деревянные кварталы — всё ещё жилые дома, которые по сохранности дадут фору иным музеям. Напротив моего отеля строили новый дом — панельный — рядом стоял такой же, уже достроенный, и, если бы я не видел конструктива, никогда бы не сказал, что это панелька. Все стены утеплены и оштукатурены, встречаются и отделанные кирпичом. Судя по моему отелю, с теплоизоляцией всё хорошо: батареи были едва тёплые, но в комнате мне было даже жарко, и я открывал окно перед сном. А ещё в Хельсинки из крана течёт вода отличного качества — то-то я удивлялся, что не мог найти в магазине привычных в путешествиях пятилитровых канистр.

Утром в 8:30 среды, после ритуального бросания монетки, я двинулся в обратный путь. Ночью шёл снег, я предвидел скользкую и грязную дорогу — но снова нет. Трасса до границы оказалась вот такой.

Пару раз встречал уборочную технику. Это одна такая машина, у которой спереди скребок, посредине вращающаяся щётка, а на корме разбрасыватель гранитной крошки. Всё. Никаких колонн техники (я недавно на Ленинградке насчитал 18 машин), но результат положительный. До Хамины (там был очередной пункт обязательной программы — Disas Fish) я доехал спустя 1.5 часа.

Средний расход топлива на подъезде к Хамине был 5.1, и я не стал делать фото, рассчитывая к границе выйти на 5.0. Увы, этого не случилось, и в Ваалимаа я увидел уже 5.2.

Прохождение границы и Tax Free проблем не вызвало, разве что я как-то проехал мимо Duty Free, если он вообще был с финской стороны. На российскую границу я ехал несколько задумчиво. Учитывая ограничение на ввоз в Россию «запрещённых» продуктов — 5 кг на человека, — я ещё в продуктовом отделе супермаркета Stockmann начал суммировать общий вес еды. Так и в Disas — вероятно, продавцам было удивительно слышать от меня вопросы типа “Could you please tell me the gross weight of this…”. В итоге вместо селёдки пришлось брать салаку — потому что она была в пластиковой таре, а не стеклянной. В сумме должно было выйти 4.8 кг. Но — вот новость! — контрольного взвешивания никто мне устраивать не стал. Приятно, что к бредовым, на мой взгляд, запретам на нашей таможне относятся соответственно — пофигистически. С другой стороны, при въезде на машину вообще смотрели сквозь пальцы, видимо, настолько я не вызывал никаких подозрений 🙂 В общем, граница в обратную сторону была пройдена минут за 20.

И — вот мы уже на трассе «Скандинавия». Погода пасмурная, на дороге грязь — и бачок незамерзайки до Питера я вылил почти полностью. Обратный путь не предполагал остановки в Петербурге, поэтому ЗСД — и через 25 минут я уже съезжал на КАД, а ещё чуть погодя — на Московское шоссе.

И началось. Фуры, фуры, фуры. Мне сложно понять, по какой причине они норовят занять все доступные ряды, зачем грузовик, ехавший 90, лезет обгонять другой, едущий 85, когда в левом люди едут ну минимум 100. Впрочем, это относится не только к грузовикам — так поступают очень и очень многие участники движения, и это печально. Занять все ряды и плестись 70 при разрешённых даже 90 — это наша национальная забава, не иначе. Такой вот несколько рваный ритм утомлял почище сонных финских дорог.

В Новгородской уже области залил полный бак на Neste: хотя до лампочки было ещё далеко, но была нужна незамерзайка. На подъезде к Валдаю, перед Яжелбицами, началась пробка из-за ремонта. Навигатор предложил объезд — через Ерёмину гору. О, что это была за дорога! Я сетовал не так давно, что негде протестировать зимнюю резину — так вот меня услышали. Ночь. Лес. Узкая и пустая дорога, на которой едва разъедутся две легковушки, со свежей колеёй по центру. Еду 65-70, дальний свет выхватывает очертания из темноты. Перед очередным поворотом начинаю тормозить — и понимаю, что под колёсами лёд. Стрекочет АБС, я отпускаю педаль, поворачиваю руль… легкий снос… руль чуть распрямить… короткий удар по тормозам —ага, довернули! — больше газа… всё, вылез. Так, Hakkapeliitta R2 хороши, поедем-ка помедленнее теперь. Вскоре нагоняю Калину. Та берёт вправо и останавливается. Останавливаюсь и я, выхожу, спрашиваю, в чём дело. «А впереди подъём, — отвечают оттуда, — нужно с разгона брать». Что ж, поехали. Впереди вижу огни — гору штурмует пятёрка BMW. Еду следом, вылезаю из колеи на снег, контроль тяги справляется.

И вот, когда впереди уже маячит М10, вдруг вижу, что выезд перекрыт техникой. Чудесно. С той-то горы, да вниз по льду — и потом ещё обратно в пробку, если повезёт. Но нет, водитель BMW о чём-то договаривается, отгоняют грузовик и мы выезжаем. Ура! Скоро М11, потом уже более-менее приличная трасса по Тверской области, в Безбородово покупаю копчёную рыбу — и дальше уже без остановок. Финиширую около двух ночи.

Суммируя, скажу, что я остался доволен и ни капельки не жалею, что решил устроить себе такое путешествие. На всю поездку ушло где-то 150 литров горючки, то есть около 6000 рублей. Поезд и самолёт нервно курят.
Что ещё оставило свой след в памяти?
— В Финляндии маленькие знаки. Даже на трассе, а в городе ещё меньше. Но это не вызывает неудобства.
— Вместо светофоров со стрелкой ставят два светофора рядом. Какая-то логика в этом есть, но…
— Лежачих полицейских я почти не встречал. Вместо них до уровня тротуара приподняты сами переходы — впрочем, это распространено в Европе. Дорожную полицию вообще видел один раз, уже у границы.
— Не принято стоять на светофоре с включённым поворотником. Загорелся зелёный — и все начинают моргать.
— В городе много велосипедистов.
— Wi-Fi есть почти во всех торговых центрах и в метро — причём в метро нормальный, без рекламы и смс. Подключился и сиди себе. В отеле так и вовсе был отличный интернет, поэтому вместо мобильной связи был FaceTime, iMessage и WhatsApp. Затраты на связь составили 0 руб.
— Пластиковые карты берут везде. Чудно — ехал почти без наличных и все их привёз обратно.
— 50 и 30 в городе не напрягают. Улицы узкие, светофоров много. Для поездок с одного конца города на другой есть обособленные шоссе, вроде того же ЗСД, где ограничение 80.
— Надо ещё вернуться и осмотреться получше. В сауну сходить, а то не сложилось. И в Рованиеми рвануть 🙂

Оцените статью
Добавить комментарий